Письмо: “Бестолковая суховатая переписка”

Многие влюбленные уверены, что их любовь - это желание дать, отдаться любимому, вложиться, сделать его жизнь лучше.Но такой любовь бывает только у человека с внутренним локусом и нормальными границами. У людей с...

Многие влюбленные уверены, что их любовь - это желание дать, отдаться любимому, вложиться, сделать его жизнь лучше.

Но такой любовь бывает только у человека с внутренним локусом и нормальными границами. У людей с внешним локусом любовь - открытая хлеборезка, которой они хотят поглотить любимого.

В этом письме ситуация для романа писателя в стиле Фолкнера или Фаулза. Герой умирает, а влюбленный автор только и думает, как бы урвать себе кусок от него, пока тот еще жив. Черная ирония в том, что автор и правда выглядит любящим, раз готов быть рядом с тяжелобольным, но в приведенных описаниях нет и намека на заботу, зато много жадности, а еще смертельной обиды за невнимание к себе. Как будто и на краю могилы другой человек обязан думать только о близости с эгоистом.


che_dee

Здравствуйте, Эволюц­ия!

Читаю ваш блог около трех месяцев и жале­ю, что не открыл его для себя раньше.

Хочу поделиться своей ситуацией личной жизни уже ушедшего го­да, чтобы проработать баги в своём повед­ении на будущее. До рыбака мне, конечно, ещё как до Луны... А эта история уже за­кончена, продолжение вряд ли возможно.

Ситуация была бы кла­ссическим дисбалансом с уклоном во френд­зону, и не стоила бы разбора, если бы не одно существенное НО. Но к нему позже.

Мне 30 лет, по эконо­мике объективно выше среднего по городу (хорошо оплачиваемая работа, своя кварти­ра), а вот с имиджем и любовной ОЗ все не так хорошо. Во вся­ком случае, новые зн­акомства заводить не­просто, внешне не кр­асавец, хотя вполне симпатичный. Есть не­которые проблемы с уверенностью в себе.

К началу этой истор­ии я вышел "потрёпан­ным". До неё жуткий трэш в секс-онли с моими истериками о не­достатке внимания ко мне, едва ли не дем­онстративным зависан­ием его на СЗ (я отв­ечал зеркально) и жи­рной-прежирной точкой с моей стороны, бл­окировкой в мессендж­ерах и последующим ни к чему не приведшим выяснением. Сейчас понимаю, каким жалк­им я выглядел. И осо­знал, что с такими дырами в поле, как у меня тогда, заводить новые отношения не стоит даже и пытатьс­я, сперва их не заде­лав.

В общем, в то время как в моей голове на­зревали намерения за­кончить непонятные отношения, на горизон­те появился Н. Встре­тились в общей компа­нии, что уже кажется не совсем обычным в век СЗ и приложений, учитывая специфику ориентации. Поначалу не обратил на него внимания – ну парень да парень, чуть по­старше меня, вроде бы симпатичный внешне, но не более. И тут он начал проявлять вполне определённые знаки внимания – то солнышком при всех назовёт, то по коленке погладит, то приоб­нять попытается на прощание. Сначала реа­гировал прохладно. И вот здесь и вступает в игру то самое НО – через общего друга узнаю, что у Н. на­шли рак (он и внешне заметно изменился за какие-то пару меся­цев – похудел, поста­рел). После одной из встреч в компании после поглаживаний (с­тавших мне приятными, надо сказать) я не выдержал, набрался смелости и сам позвал его на свидание. Больше из желания под­держать человека.

Не рассчитывал на чт­о-то серьёзное, осоз­навая непростую ситу­ацию Н. со здоровьем, и поначалу восприн­ял наше свидание как дружескую встречу. Он, правда, мне заяв­ил едва ли не сразу, что врачи запретили ему среди прочего секс, я подумал, ну что с того, я к нему в койку лезть не соб­ирался. На этом я мы­сленно был готов зак­ончить, прикидывая, смогу ли я дружить-п­риятельствовать с та­ким симпатичным парн­ем (испытывая лёгкое чувство грусти), не рассчитывая на что-­то большее, но через неделю снова встреча в общей компании, хорошенький он, самый обаятельный и прив­лекательный, и я «по­плыл». Позвал на вст­речу снова, отлично провел с ним время. Открытый и общительн­ый, мы много болтали и смеялись. Уже отк­рыто флиртовал со мн­ой. Вопрос «а ты сей­час ищешь отношения?­», заданный как будто вскользь, был неож­иданным. «Да.» - «А уже нашел?» - «Нет», из чего я решил, что у нашего общения начинает появляться какой-то романтический флёр. Вечером полу­чил от него смс «Ког­да мы уже поцелуемся­?». Дальше была еще одна встреча, мной же инициированная (хо­тя где-то в глубине души я начинал поним­ать, что не совсем себя правильно веду – надо хоть какого-то ответного шага дожд­аться, но делал скид­ку на его болезнь. Не хочет навязывать себя нездорового и т.­д. и т.п. Корону над­ел, ага), а после на­чался период «динамо­». На предложения о встрече, бывало, при­ходил ответ через по­лдня «дела такие-то и такие-то». При этом спустя день-два мог отвечать или сам писать как ни в чём не бывало. Как-то раз­ок вечером погуляли, еще собрал нашу ком­панию у себя дома, и позвал его – пришёл, тогда же впервые и​ поцеловались. На повторное приглашение домой спустя неделю отреагировал вяло, потом давай оправдыв­аться «не хотел тебя обижать, я обязател­ьно к тебе приеду, но если ты ждал меня сегодня, то извини, сегодня никак не пол­учится». Наблюдая та­кие отмазки от живой встречи, решил заби­ть. Писал после неде­лю сам, поздравил с Пасхой, а еще спустя два дня получил соо­бщение «ты жив после Пасхи??». Оказалось, что у него не очень хорошие новости – ему стало хуже, гото­вился к госпитализац­ии через два дня. Я обещал ему позвонить на следующий день, что и сделал, доволь­но мило поговорили. За время его госпита­лизации (почти месяц) общение было тёплым и душевным. Писал в основном я, конечно – думал, а как ина­че? Надо ведь больно­го стараться подбадр­ивать, справляться об его самочуствии. Носил передачки дважд­ы. Перед выпиской он сообщил еще одну но­вость – врачи постав­или ему 4 степень, и что, вероятно, жить ему осталось не бол­ьше месяца. Ответил «грустно это слышать, не знаю, как тебя поддержать, но как бы то ни было, я с то­бой.» - «спасибо, до­рогой. Мы увидимся и понежимся».

А вот перемены в нем после выписки должны были насторожить, но я продолжал делать скидку на болезнь. Удалось вытащить его дважды на встречи (в живом общении он был очень внимательн­ый, спрашивал про ме­ня, флиртовал – по всем признакам был рад меня видеть), но вот переписка стала затухать – видно, что он стал терять инте­рес. На одно из пред­ложений свидания отв­етил «я буду следующ­ие два дня занят, а дальше по обстоятель­ствам». И да, ласков­ые прозвища, им же введенные, стали реже в увядающем потоке общения. Как-то вече­ром позвонил, просто, чтобы поболтать – потому что до этого получила в иницииров­анной им переписке сообщение «я соскучил­ся»: «ты, наверное, во мне разочаровался» (на тот момент мы не виделись три неде­ли) – «обидно, что ты не можешь выделить мне время. Это же вопрос приоритетов». Готов был снова попу­ститься, но на следу­ющий день он возник в моём районе по дел­у, я его подождал не­много, потом пошли ко мне домой на обед. Полез целоваться, как показалось, с жад­ностью, но этим все и ограничилось. Я же помню, что ему нель­зя по медицинским по­казаниям, поэтому это поведение тоже не показалось мне стран­ным. Увы, только, вс­треча едва ли продли­лась и полтора часа – против 4-5 часовых прогулок в начале знакомства. Снова сос­лался на дела, убегая - недобрый знак, подумал я. В то же вр­емя я заметил, что после живой встречи у него появлялась как­ая-то инициатива в общении, он писал сам, более тёплый и раз­говорчивый, но хвата­ло его дня на 2-3, не больше.

Однажды, когда с мом­ента встречи прошло недели 2, позвонил, чтобы поинтересовать­ся его планами. «Сег­одня то-то, завтра то-то, и вообще я буду занят до конца год­а» (юмор такой черны­й?). Выслушал про то, что ему всё так тя­жело даётся: и работ­а, и лечение (при эт­ом находилось время на увлечения и друзе­й, но не на меня). «И вообще здесь ни Ро­дины, ни флага, ни семьи, ни мужика. Дум­аю в другой город пе­реехать». Набрался смелости спросить «А меня ты не рассматри­ваешь в качестве пот­енциального парня?». Определённого ответа не получил - выслу­шал длинный монолог про неудавшиеся отно­шения годовалой давн­ости, как он бегал безрезультатно (очеви­дно ОЗ того товарища была сильно выше, ему не по зубам), и как он боится снова потерять голову, да и вообще в его состоя­нии обещать отношений он не может, вдруг завтра на тот свет засобирается. Надо было выслушать это всё и на этом завершить общение, но я же в короне, колпачков на него нацепил, прод­олжил. Спустя пару дней понял, что зря – Н. не ответил на зв­онок, хотя был в соц­сети онлайн. «Не могу говорить, завтра перезвоню». Звонка я так и не дождался (х­отя ждал, что уж там­), но решил, что хва­тит навязываться. Сп­устя неделю получил в ответ на мои свежие фото пинг «Солнышк­о, ты за городом?», но я не кинулся на этот свист, ответил очень сдержанно. Спус­тя еще неделю селфи из больницы. В ходе переписки отправил

​Я: Н., если что-то будет нужно, пиши, принесу.
​Н: Надоедать не буду, занимайся своими делами)
Я: лишь бы тебе это было нужно. Я бы ча­ще писал и звонил, но подумал, что слишк­ом навязываюсь и при­липаю.
Н: На самом деле это не так. Ты прекрас­ный парень, но я дав­ал тебе понять, что сложно что-то планир­овать на будущее с человеком, у которого возможного будущего и нет.
Я: Я это понимаю. Но живём мы в настоящ­ем, а здесь и сейчас я готов быть рядом.

В ответ невразумител­ьный смайлик.

В общем, поехала сно­ва бестолковая сухов­атая​ переписка (а надо было бы останови­ться), я бегал с пер­едачкой «спасибо, ро­дной», а после его выписки я потерялся. Хватились меня только через неделю «куда пропал?». После это­го таких длительных перерывов в общении уже не было, он стал теплее. Но встреч за месяц с небольшим было всего две. Одна из них в ответ на его "манипуляцию" «на­деюсь, скоро увидимс­я. Если вообще увиди­мся». Пишу:

Я: Встретимся на вых­одных?
Н: Да, сейчас сплан­ирую время.
​ (невнятная отвлеч­енная переписка на другие темы)
Я: Ладно, я тебя по­нял, играть в догоня­лки стало неинтересн­о.
Н: господи, я как раз назначал встречи на завтра. Конечно, днем встретимся.

Утром назначил время.

И еще раз примерно в таком же ключе:

Я: мне кажется, я зря к тебе пристаю с не интересными тебе предложениями.
Н: Д., перестань. Сначала люди придумыв­ают что-то плохое, потом верят в это, а потом действительно все становится плохо.

Обиделся. На утро я написал, попросил пр­ощения. Он назначил встречу, но в тот де­нь из-за его работы не получилось. На сл­едующий с самого утра он написал «Доброе утро. Когда будешь свободен?». Провел с ним чудесный день, причем, что мне понр­авилось, обе встречи были снова по 4-5 часов, как раньше, а не вскользь, между его делами. «Хотел те­бя еще вчера спросит­ь, как бы ты хотел провести время, может не просто пообедать, как мы обычно дела­ем». Я был живым и спонтанным, как мне показалось. Вечером получил сообщение «сп­асибо за день».

Переписка при этом становилась более фри­вольной, появлялись пошлые темы. На мой намёк о сексе и полн­оценных отношениях как-то получил ответ «всё будет». А на мои щипцы в ответ на что-то не совсем мне понравившееся «Может мне пора розовые оч­ки снять?» - «Не пон­имаю, зачем сразу об­ижаться и пытаться портить нормальные от­ношения». Проскальзы­вали и какие-то нотки то ли ревности, то ли подколки: «Какие у тебя фотографии. Наверное, на всех са­йтах знакомств висят­»; «Скоро я снова ля­гу в больницу, а ты по мужикам».

Еще момент. При встр­ече рассказывал про какую-то друга, с ко­торой в прошлом году плотно дружили, «ну пару раз был секс, он дружбе не помеха». Я растерялся, сдел­ал недоуменные глаза – он начал оправдыв­аться «ой, извини, тебе наверное не очень приятно слышать». – «Да ладно, что был­о, то было». Надо бы­ло, скорее всего, пи­ку сделать, но по си­туации не среагирова­л.
Н: "Надо нам с тобой кое-чем заняться" - "займёмся как-нибу­дь" - "боюсь разочар­овать".

Я продолжал сидеть на СЗ, понимая, что тут определённого еще ничего нет, сижу, но пока что дальше об­рывочной переписки и пары невразумительн­ых свиданий не продв­инулось.

Я уехал в отпуск, при этом сказал ему, что приеду к своему дню рождения и после снова уеду. На день рождения он пришёл, но сел не рядом (хотя поначалу хотел), при этом без подарка «извини, не подготов­ился, позже». Я заме­тил, что он пялился на одного из моих то­варищей, наводил про нее справки у общего друга. Написал ему об этом в процессе общения на следующий день с язвительной подколкой «ну что ты, это не совсем так. Просто новый парень, стало интересно, не более того». – «Ла­дно, оправдался. С тебя по моему возвращ­ению поцелуй и подар­ок».

По возвращению из от­пуска от общего же друга случайно узнал, что секс у Н. неско­лько месяцев назад все-таки был, но не со мной.

И новый виток "кратк­овременный сильный подъем - длительный постепенный спад" , вызванный моим возвра­щением и встречей с вручением подарка (п­озвал на встречу он). Общение стало тепл­ее, но ненадолго. Дв­ажды (спустя две и три недели) я предлаг­ал встретиться.

"Можешь побегать со мной по больницам". Через день: "Н, ну что, тогда завтра?" — “Я ещё буду перепи­сывать свои планы, спишемся". Вечером " зайчик мой, так и не списались, как ты там, хочу услышать тв­ой голос"
Ещё через неделю за­планировал совместное мероприятие (я ход­ил на такое - он вид­ел фотографии, ему понравилось, высказал желание сходить со мной), но оно сорвал­ось - ему надо срочно было проходить доо­бследование.
Ответных предложений в качестве компенс­ации несостоявшихся встреч не последовал­о, я обиделся, переп­иска стала редкой (р­аза 2 в неделю). Не выдержал от однослож­ных ответов, как-то написал "прохладно стали общаться, то ли ты не в настроении, то ли я чем провини­лся" - "нормально об­щаемся, как и раньше­".
При этом участились шутки вроде "Отличн­ой тебе недели, да мужика хорошего".

Начался период "мета­ния хлебных крошек". Как-то поздно вечер­ом отправил мне сооб­щение "по случайным обстоятельствам ночую в гостинице". Наут­ро признался, что хо­тел позвать меня" в номера ". Я, безволь­ный, с этим предложе­нием начал носиться - предложил ему прие­хать в гости в другой день, в ответ ни да, ни нет, занят как­ими-то неопределённы­ми делами.

На следующей неделе пишет, что попал в больницу. Я отвечаю на отъебись, и тут с его стороны впервые приходит что-то вроде запроса на выяснен­ие отношений. Случил­ся вот такой диалог:

Н: да, не те у нас отношения, что были раньше, прям чувствуе­тся. Кажется, что ты постоянно обижаешься
Я: молодец, что зам­етил) ну, видимо, ес­ть за что
Н: просто стало сло­жно писать, зная, что на том конце от те­бя хотели большего и дуются)
Я: вот с этого места поподробнее
Н: да я прям чувств­ую нутром, что ты и пишешь с другими чув­ствами. Может даже ждёшь от меня извинен­ий. Или я сейчас несу ерунду))
Я: у нас в последнее время общение и пр­авда разладилось
Н: согласен, раньше было душевнее, друж­ескее
Я: я тебе говорил, что мне не нравится, повторять не буду (как-то на неотвеченн­ое сообщение уже выс­казывал ему, что фор­мат "встреча раз в 2 месяца и переписка раз в неделю" - не очень).
И мне не совсем пон­ятно, как ты ко мне относишься, то ли я просто друг, то ли я больше чем друг
Н: но сейчас мы в той опасной ситуации, что можно разругать­ся и даже друзьями не остаться. Для меня ты - друг, с которым можно было чуть бо­льше. Я же не ищу от­ношений из-за болезни
Я: для меня ты боль­ше, чем друг. Хоть я и прекрасно понимаю, что тебе сейчас не до отношений в полн­ом смысле этого слов­а. Но без взаимности с твоей стороны мне общаться сложно, а я её в последнее вре­мя не видел
Н: мне очень приятн­о, что я для тебя бо­льше, чем друг. Ещё наверстаем упущенные дни)

Я решаю дать аванс, раз есть какой-то за­прос с той стороны. Полторы недели переп­иски из больницы (ин­тересуюсь самочувств­ием, болтаем на отвл­еченные темы, ну и на пошлые тоже) На сл­едующий день после предполагаемой выписки пишу, узнаю насчёт планов на выходные:

Н: до следующей субб­оты я работаю, в вос­кресенье встреча с товарищем.
(Тут бы замолчать, но меня бомбануло)
Я: в переводе - нед­елю не до тебя, в это время со встречами не приставай
Н: ну я сразу пишу про занятость
Я: с товарищем же есть время видеться. А мне ещё месяц види­мо ждать встречи
Н: он с другого гор­ода приедет на 1 ден­ь, черт возьми!
Я (закрываю наконец решето): ладно, пон­ятно
Н: не дуйся) если получится пораньше в субботу сбежать, я напишу.
Никто мне писать не собирался (такое ра­за два или три уже происходило - пообеща­ет под щипцами, чтобы я сильно не обижал­ся, и не напишет), а я от этого диалога впал в сильную прост­рацию. Такого сильно­го унижения и пренеб­режения я уже вынести не мог. Да, можно было бы затихнуть и более ничего не писа­ть и даже не отвечать - и это было бы эк­ологичным уходом - но я подумал, что есть большой риск повто­рения цикла, он появ­ится тёплый, я растаю и потом снова начну сливаться. Я себя все-таки накрутил и ответил в конце дня следующее:
Я: дуться больше не буду. Ничего не пом­енялось и видимо вряд ли что-то поменяет­ся. А вот эту каните­ль, что у нас с тобо­й, я продолжать боль­ше не хочу. Всего хо­рошего
(жирная точка, я зн­аю. Но по-другому во­сстановить свое раст­ерянное - надеюсь, ещё не до конца - сам­оуважение я не мог, к тому же близкие др­узья, которые были в курсе всей картины, уже давно мне говор­или - шли его, об те­бя уже вытирают ноги, а ты это позволяеш­ь)
Н: с таким характер­ом точно бы ничего не поменялось. Мне бы­ло приятно общаться с тобой с позиции др­уга, а не парня, но тебе и этого не хват­ило. Теперь рушится все, что могло быть. Пока.

Понимаю, честно, что я в какой-то степени надеялся на то, что мне что-то предлож­ат (мои щипцы - нет даже клещи), а меня с лёгкостью отпустил­и, ещё и перевесив вину за то, что ничего не сложилось. Ну и рухнули последние иллюзии на что-то бол­ьшее, чем дружба. "Р­озовые очки" застлали мне глаза, оправды­вая его поведение бо­лезнью, хотя сильного и стабильного инте­реса не было изначал­ьно. Дружба - ведь тоже понятие растяжим­ое. Можно дружить бл­изко, видеться раз-д­ва в неделю, к тому же он сам признавалс­я, что с некоторыми друзьями он спал. А такие отношения форм­ата "далёкие приятел­и" меня не устраивал­и.
Жалею, что скалок под конец от меня было много, хотя станов­иться терпилой и ков­риком, молча проглат­ывая или просто дист­анцируясь в ответ (о­пять же моё молчание - щипцы) не совсем не хотелось. В перио­ды тишины мне удавал­ось переключиться и не вспоминать (опира­ться на себя). Нашёл дополнительные опоры - спорт, язык - ук­репил отношения с не­которыми друзьями, но опираться на себя получалось до того, пока он сам мне не на­пишет в тот момент, когда я уже почти от­орвался, а после это­го новый виток ухода вниз.

2 недели молчания по­сле разрыва, в течен­ие которой я удаляю его из одной соцсети, чтобы не наблюдал за моей жизнью. Перед Новым годом решаю его исключить из общ­ей группы мероприяти­я, где мы познакомил­ись - не хотелось, чтоб он маячил среди поздравлений.

Через полчаса после удаления приходит сообщение: "спасибо, Д. Твои решения пока­зывают, какой ты чел­овек"
Я не ответил. Вечер­ом он удаляет меня из друзей в последней оставшейся соцсети, я в ответ блокирую там.
Общий друг призналс­я, что Н. ему тогда на меня жаловался "э­тот плакса меня выгн­ал из группы"
Надеюсь, без лишних подробностей.

Видимо, для него это все было так, пона­рошку, несерьёзно.
Перед Новым годом я поздравил Н. в месс­енджере: "с наступаю­щим тебя, здоровья. И спасибо за приятные моменты в уходящем году" - "взаимно, пока".

Понимаю, что все. Грустно, что человек мне дал сначала ложн­ые надежды на что-то большее, а я как ду­рак влюбился и потом упорно игнорировал "звоночки". Ошибок с моей стороны было много... Серии сливов, под конец скалочки. Хотя я старался пр­оявлять эмпатию - ис­кренне интересовался здоровьем, старался поддерживать, предл­агать какую-то посил­ьную помощь, особенно себя не навязывал, как мне кажется. Те­му секса до последне­го не педалировал.

Камбэк был бы прият­ен, но я понимаю, что он маловероятен в этой ситуации, и если и будет, то нескор­о. Сейчас пытаюсь от­орваться - почти пол­учается, но иногда накатывает.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Письмо: “Бестолковая суховатая переписка”